tram

Вишь, новый сад!

За холмом кряжистого вала
Свой век деревня доживала:
От Варлаамской слободы
Тянулись улицы, как пальцы,
И оттесняли постояльцы
К реке вишневые сады.

Дом с палисадником. Вишь, новый
Несчастный саженец вишневый…

genius

Гений предместья

Рушники шиты крестиком, драники
Остывают, кустится герань.
В подстаканниках двадцатигранники
На столе в предрассветную рань.

У хозяйки ажурная вывязка,
Безупречно ручное шитво.
И всего-то верст двести до Витебска
И до Пскова не больше того.

gubernatorskaya

На Губернаторской

Над древним клиновидным междуречием
Сгущался ниц небесный градиент.
Неповторимым северным наречием
Блистали мы в губернском граде N,

Где Кром и пятиглавый храм, и у лица
Его — ларьки с мирскою кутерьмой,
И Ново-Губернаторская улица
Венчалась старой N-скою тюрьмой.

zavelichje

Завеличье

Бежав себя, любви и безразличья,
Почти десятилетие назад
Мир сжался до размеров Завеличья
Со странным ударением на «за».

Так: «Зáвеличье». В букве здешних правил.
И стал я «за» — не запил, не забил.
Но тем, что свой язык так оскобарил,
Я слуха своего не оскорбил.

novorizhskoe

Новорижское

Как горний сыр в кефирном маринаде,
В предутреннем эфирном променаде
Клонился месяц к западу за МКАД.
И тени, точно долгие вериги,
Ощупывали остов «Новой Риги»,
Когда с востока выглянул закат.

Рождался за кормою ал и нем он —
Тот врубелевско-лермонтовский Демон…