1921

Жертвоприношение

В бреду пожара ли, потопа ль
Резвился мосинский винтарь.
Порублен непокорный тополь
На похоронный инвентарь.
Брел светлой памяти Петрополь
За бромом: улица, фонарь,
Аптека – на углу Большого
И Ждановской. В канун Покрова,
Под сенью праздничных знамен…

oak

Начало

Алел июль и на беду
Плескался в розовой Алоли.
В бинокле цейса — грозный дуб
Стоял среди льняной юдоли,

Как на ладони. И вблизи
Зарницы резали зеницу,
Но цель властителя: вплести
Его листву в свою петлицу…

21

Двадцать один

На Петроградской уличный квадрат
Едва напоминает Петроград:
Он пал под властью нового борея.
Блажит в анапест пьяный идиот,
На щепу рубит створчатый киот
Заблудший отпрыск протоиерея.

А в отблеске рожденного огня
Мелькают то петля, то полынья…

polutorka_1

Полуторка

Полуторки безголосие
Прокуренное. Под оси ей —
Смоленщина лихолетьем.
Считают птенцов по осени.
Считаем юнцов погостами
По осени в сорок третьем.

Полуторки «ми» осиплое.
По трупам мы, под осинами…

surikov

Чиновник Двуочёчников скончался

В трактирах ― добрая душа ―
Сентябрь, прожига рыжегривый,
Транжирил гривенник за гривной
А не осталось и гроша ―
Утоп дурак в Неве игривой,
Близ Воскресенского моста.
Будь Волга-матушка иль Мста
Его достойнее награда…

polonez

Полонез

Полуслепой, свихнувшийся тапер
Уже не грезил местом оркестранта…
Средневековый сбрасывая флер,
Стяжал скупую торбу арестанта
Еще живой Святой Апостол Петр:
Вязали крылья спящего гиганта
Канатами, до хруста в позвонках,
Подвыпившие парни в армяках.

anichkov_1

Аничков мост

Незимние клавиры февраля:
Незрим Петрополь, ливнями пронизан,
Стучит по черным клавишам-карнизам
Квартирных окон форте: «Фа-Ре-Ля».
Клаксонов суета ― сюита правил
Дорожных. Виртуозно шпарит Павел
«God Save the King» на спиленных ладах.
Сквозь гул денной, среди глухих ночей ли
Выводит Петр на мокрых проводах…

baldokha

Балдоха

Вдоль окольных дорог, опустелых дворов —
Перекошенные домишки.
Перехожие странники, божьих даров
Извлекайте на свет излишки.
Что вы, барышня, прячете желтую брошь —
Выбирайте маршрут прогулки.
Ты мне шубу, прохожий, а я в тебя — нож.
Провалилась луна, как оброненный грош
В Подкопаевском переулке.