Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
А.С.Пушкин

 

 

 

Алел июль и на беду
Плескался в розовой Алоли.
В бинокле цейса — грозный дуб
Стоял среди льняной юдоли,

Как на ладони. И вблизи
Зарницы резали зеницу,
Но цель властителя: вплести
Его листву в свою петлицу —

На расстоянии руки!
Прощеный упередь богами,
Он в воды бурные реки
Втоптал зарницы сапогами.

И цель настиг: он — генерал.
Не страшен штык, не сыщет пуля.
И лен вкруг дуба догорал
Уже не красками июля.

Артиллерийские псалмы
Глушили страхи и упреки.
В бинокле цейса — плес Псковы
И лист черемухи в Черехе.

Как на ладони — Порхов, Дно,
Лудони, Пушкинские Горы,
И мы на пушкинское «но»
Увы, еще не слишком скоры.

В бинокле — Псков. Дуб пред стеной —
Зеленой точкою на белом.
В руке не дрогнул наградной
Восьмизарядный парабеллум.

Бил щепу на спор сукин сын
Из дуба и закрытых ставень.
И вот великий властелин
К кресту железному представлен.

И тлел июль, но на виду,
Где на заре Алоль играла,
Пророс в удушливом чаду
Дубок — на гроб для генерала.